Домой АНАЛИТИКА Германия наступает: почему Азербайджан приравнял Карабах к Сирии и Украине

Германия наступает: почему Азербайджан приравнял Карабах к Сирии и Украине

ПОДЕЛИТЬСЯ

Меркель между Путиным, Эрдоганом и Алиевым

Парламент Германии признал события 1915 года в Османской империи геноцидом. По данным немецкой газеты Die Zeit, это решение удалось провести благодаря усилиям одиннадцати немецких парламентариев с турецкими корнями, которым сейчас угрожают расправой. Подобное развитие событий стало для многих, особенно для Азербайджана, неожиданным сюрпризом по многим причинам. Во-первых, ранее Баку, заявляя о «недеепособности» Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию, отмечал необходимость предоставления Германии и Турции статуса сопредседателей этой группы, что, по его мнению, должно было если не изменить, то уравновесить соотношение сил в организации. Причем особая ставка делалась на то, что сейчас Германия председательствует в ОБСЕ, заявив о желании продвинуть вперед процесс урегулирования конфликта. Тем более что недавно Берлин посетил министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, где в ходе встреч с советником федерального канцлера ФРГ по внешней политике и безопасности Кристофом Хойсгеном и со своим немецким коллегой Франк-Вальтером Штайнмайером (в том числе и с другими официальными лицами) обсуждал перспективы двусторонних отношений, а также пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта. После этого появились сообщения и о готовящемся визите в Берлин президента Азербайджана Ильхама Алиева.

В таких дипломатических ходах просматривалась определенная логика. За последние полгода канцлер Ангела Меркель свыше пяти раз посещала с визитами Турцию. Конечно, публично обозначенным предметом активности немецкой дипломатии на этом направлении являлась проблема беженцев. В то же время, по сообщениям немецких СМИ, Берлин и Анкара обсуждали вопросы расширения двухстороннего сотрудничества в разных сферах, включая и военно-технический аспект, а также проблемы урегулирования сирийского кризиса, в которых Берлин встал на сторону Анкары, резко высказываясь о российской военной операции на сирийской территории. В этой связи Азербайджану померещились перспективы альянса Берлин — Анкара — Баку. Как констатировал в интервью Haqqin. az немецкий политолог, научный директор Германо-Российского форума Александр Рар, «когда создавалась Минская группа ОБСЕ, Германия переживала результаты своего объединения, у нее не было особого веса в Европе». «Но сегодня Германия — сильнейшая экономика Европы, она уделяет огромное внимание вопросам безопасности на континенте и в состоянии решать такие конфликты, как карабахский, — уточнил немецкий политолог. — Мне вообще кажется, что без Германии не решить ни один конфликт в Европе. Поэтому включение ее в число сопредседателей МГ ОБСЕ могло бы позитивно отразиться на переговорном процессе». Тем более что Германия долгое время отказывалась признавать факт Геноцида армян в 1915 году, что объяснялось тем, что Германия в годы Первой мировой войны выступала в качестве ближайшей союзницы Османской империи.

Отметим еще один важный момент. Дело в том, что в последние годы азербайджанская историография чрезвычайно усиленно разработала проблематику армянского геноцида, позиционируя ее как общетюркскую проблему, хотя многие турецкие исследователи квалифицируют ее как проблему, касающуюся главным образом Стамбула и армян, подданных Османской империи. Сейчас, когда немецкий парламент признал события 1915 года геноцидом, Азербайджан оказался в политической ловушке. Тем более что это решение бундестага последовало за так называемой четырехдневной войной в Карабахе. В 1915—1916-х годах Стамбул по-своему «решил» армянский вопрос. Сегодня Баку объявляет проживающих на Кавказе армян чуть ли не инопланетянами, а что касается Геноцида, то он объявлен «не существующим», являющимся «всего лишь объектом манипуляции различных международных сил», в первую очередь, конечно, «аpмянского лобби за pубежом, которое действует ради своих экономических выгод».

В этом смысле берлинское заявление Мамедъярова о том, что «Турция рассматривается нами, тюркской нацией, как стратегический партнер», приобретает особый смысл и значение, хотя МИД Азербайджана отметил ранее: «Резолюция бундестага Германии о признании геноцида армян в Османской империи в 1915—1923 годах не имеет никаких юридических последствий, а только символическую значимость». То есть «армянский вопрос» в Баку воспринимается как проблема, продиктованная политическими обстоятельствами и интересами, с Арменией и армянским народом мало связанными. Как бы не так!

Объявлено, что Германия будет поддерживать культурные и научные проекты, относящиеся к теме геноцида. Это первое. Второе: бундестаг призвал федеральное правительство подробно разъяснить роль Германской империи в этих событиях, но потребовал различать вину исполнителей и ответственность ныне живущих. Третье: в складывающемся контексте проблема карабахского урегулирования будет приобретать неожиданный для Азербайджана, более многофакторный характер, поскольку у стратегического партнера Баку — Турции — возникли впервые в ее новейшее истории сложнейшие проблемы с Западом. В четвертых, негативный международный имидж президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана уже сказывается на имидже его партнера — президента Азербайджана Ильхама Алиева. Наконец, принятое бундестагом решение резко подрывает как внутриполитические, так и международные позиции канцлера Ангелы Меркель, которая не решилась пойти на блокирование резолюции по Геноциду. Перспектива сохранения ею должности канцлера после выборов в Бундестаг в 2017 году представляется ныне довольно туманной.

Эрдоган, разыгрывая «партию» беженцев, подставлял Меркель, а она пыталась сама разыграть «партию» Эрдогана для активизации германской политики на Ближнем Востоке. В этой связи обозреватель Bloomberg Марк Чэмпион подметил, что Меркель, фактически стоящая во главе ЕС, оказалась между президентом России Владимиром Путиным и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Она считает, что «Путин, проводя операцию в Сирии, вызывает потоки беженцев», а «Эрдоган, используя это, требует больше денег на решение этой проблемы». Далее: когда Меркель решила изолировать Путина из-за украинского кризиса, то Эрдоган — помимо денег на содержание беженцев — потребовал решения вопроса о безвизовом режиме для турок с ЕС, стал «выдавливать» из немецкого канцлера и поддержку его действий в Сирии. В итоге она оказалась зажата между Анкарой и Москвой в ситуации, когда «разрушается статус-кво в Европе и на Ближнем Востоке, установившийся после Второй мировой войны». Но боковой удар от этих комбинаций обрушится на Алиева как «запасного игрока», который рискует столкнуться с серьезным вызовом на карабахском направлении уже в ближайшее время.

Что было до этого? Как всегда, на эту тему с большой откровенностью рассуждает (на страницах бакинской газеты «Эхо») глава бакинского Центра политических инноваций и технологий (ЦПИТ),политолог Мубариз Ахмедоглу: «Инициатива глав МИД стран-сопредседателей весьма полезна в нынешних условиях и расценивается нами по двум параметрам. Во-первых, главы МИД стран-сопредседателей поставили нагорно-карабахский конфликт в один ряд с конфликтами в Сирии и Украине. Это очень важное геополитическое изменение. Особо подчеркнем, что военная активность наблюдается не только в зоне нагорно-карабахского конфликта, но и в Приднестровье, а также на территории Грузии. Интенсивность военных действий в Нагорном Карабахе была в интересах мировых держав как антиармянский фактор. Именно по этой причине военные действия не были предотвращены. Влиятельные круги верили в победу Азербайджана над Арменией в этом военном противостоянии. Политическое руководство Азербайджана, верховный главнокомандующий и армия доказали, что их вера была небезосновательна. Второй аспект состоит в том, что главы МИД стран-сопредседателей надеются на скорое завершение нагорно-карабахского конфликта. По их мнению, этот конфликт близится к финишной черте, и теперь они намерены разделить успех Азербайджана».

Как всегда, наш бакинский коллега нарушает правила логики и серьезно передергивает факты. Но если, по словам Ахмедоглу, «интенсивность военных действий в Нагорном Карабахе была в интересах мировых держав как антиармянский фактор», то посмотрим, что и как будет дальше после решения бундестага по Геноциду армян.

 

Источник

 

Загрузка...

Comments

comments