Домой БЫВШИЙ СССР Россия — Грузия: Запоздалая отповедь

Россия — Грузия: Запоздалая отповедь

ПОДЕЛИТЬСЯ

Россия — Грузия: Запоздалая отповедь

Содержание и пафос дальнейшей риторики министра обороны Грузии в отношении России послужат индикатором того, насколько серьезно восприняли в Тбилиси заявление-предупреждение Карасина
Заал Анджапаридзе

Россия в лице замглавы МИД РФ Григория Карасина в первый раз за последние три года обвинила Грузию в антироссийской риторике. В интервью грузинской телекомпании «Рустави-2» 9 декабря Карасин заявил, что со стороны некоторых официальных представителей власти Грузии, особенно министра обороны Тинатин Хидашели, слышна «очевидная антироссийская риторика». Более того, уже на официальном сайте МИД РФ появилось заявление Карасина о том, что «оздоровлению отношений между Москвой и Тбилиси препятствует воинственная риторика грузинских политиков». Замминистра иностранных дел РФ выразил беспокойство по поводу открытия тренировочно-оценочного центра НАТО в Грузии. Возмутили Григория Карасина и заявления министра Хидашели по поводу поведения жителей Ленинграда во время блокады, которые, по его оценке, «выходят за все рамки». Он также отметил, что «с российской стороны была подчеркнута недопустимость продолжения воинственной риторики грузинских политиков». Высокопоставленный российский дипломат, однако, не назвал других представителей грузинской власти, которые, по его словам, занимаются антироссийской риторикой и делают воинственные заявления.
Прозвучавшее с опозданием почти в пять месяцев недовольство Карасина, главным образом, касалось выступления Хидашели в «Институте мира» в США 20 августа, где она отметила, что что западные санкции в отношении России не достигают своей цели и что тщетны надежды на то, что падение экономики выведет людей на улицы и под давлением их протеста правительство России протрезвеет. «Я всегда говорила, что необходимо учесть одно — это страна, где люди ели крыс и кошек в течение 900 дней блокады Ленинграда. Это был кризис Второй Мировой Войны, но они спаслись и победили. Мы имеем дело с такой страной. Так что, все понятия бедности и счастья, которые есть тут в США, или во Франции и Италии, совершенно не подходят [России]. И это ошибка, которую все мы допускаем», — сказала Хидашели. Впоследствии министр разъяснила, что ее задачей было показать американской аудитории «простые вещи», что восприятие невзгод, лишений и тягот жизни в России и остальном мире разительно отличаются друг от друга и что ленинградская блокада является классическим тому примером. Хидашели сказала, что в данном случае она подчеркивала выносливость русского народа в экстремальных ситуациях и ни в коей мере не намеревалась оскорбить кого бы то ни было. Вряд ли официальная Москва примет подобные «объяснения» грузинского министра, которые еще более усугубляют картину, выставляя Россию как страну, отрешенную от цивилизованного сообщества. Скорее всего, в России такого оскорбления не стерпят и ответные шаги, видимо, не заставят себя долго ждать. Примечательно, что на следующий день после заявлений Карасина российские вертолеты дважды вторглись в воздушное пространство Грузии со стороны Южной Осетии, чего не наблюдалось почти 1,5 года. Не исключено, что раздражение Кремля может отрицательно повлиять на планирующееся смягчение визового режима для граждан Грузии.

Если смотреть на ситуацию с точки зрения суверенности, то выбор той или иной риторики является суверенным правом политиков суверенных государств, и вряд ли представители других государств имеют право указывать им на содержание и пафос их публичных выступлений. Другой вопрос — политическая целесообразность выбора риторики в отношении крупной соседней страны, ядерной державы, с которой имеется конфликт и предпринимаются попытки нормализовать отношения. Отдельно следует отметить чувство политической этики и такта, которыми министр обороны явно пренебрегла. Вряд ли Хидашели неизвестно, что означает ленинградская эпопея и блокада Ленинграда для России и россиян с точки зрения исторической памяти. Но даже если это и так, выражаться об историческом прошлом народа в подобном ключе — это, по меньшей мере, проявление политической некорректности, а по большому счету — политической близорукости. На видеокадрах отчетливо видно смущенное и растерянное выражение лица американского собеседника Хидашели в момент произнесения ею известных слов о ленинградской блокаде. Возможно, слова Хидашели и произвели впечатление на часть той публики, перед которой она выступала, но вряд ли это перевесит негативные последствия ее реплик. Как политик Хидашели должна была предвидеть, что подобные заявления в отношении России не пройдут бесследно и негативно отразятся на двусторонних отношениях. Другой вопрос — почему российская сторона отреагировала на заявление грузинского министра с таким запозданием? Этот вопрос пока остается открытым.

Примечательно, что после смены власти в Грузии в 2012 году это практически первое обвинение подобного рода со стороны Москвы в адрес Тбилиси. Как известно, сразу после прихода к власти правящая коалиция «Грузинская Мечта» (ГМ) объявила нормализацию отношений с Россией одной из приоритетных задач своей внешней политики. Одним из первых шагов в этом направлении стало изъятие оголтелой антироссийской риторики из политического обихода грузинских официальных лиц. Приснопамятная антироссийская и антипутинская риторика, которой изобиловали политический словарь прежней власти Грузии и репортажи подконтрольных ей СМИ, практически была сведена на нет. Затем последовал и отказ от воинственной риторики. За три года, до последней смены караула в министерстве обороны, в отношении России или признанных ею сепаратистских регионов Грузии не было сделано ни одного выраженно воинственного заявления, если не считать заявление бывшего министра обороны Ираклия Аласания в 2014 году о возможном размещении в Грузии противовоздушных систем НАТО.

Разумеется, отказ от антироссийской риторики не решил фундаментальных противоречий в российско-грузинских отношениях, но способствовал снижению градуса напряженности, и соответственно, степени отчужденности со стороны россиян. Согласно опросам аналитического центра Юрия Левады, за период правления Михаила Саакашвили и его партии Единое Национальное Движение (ЕНД) неуклонно росло число россиян, рассматривающих Грузию как «наиболее недружественную страну». Грузия занимала первое место среди государств, враждебно настроенных против России. Начиная с 2005 до 2012 года Грузия для россиян уверенно занимала высшую ступень на «пьедестале ненависти», и показатель отрицательного отношения к ней постоянно нарастал: в 2005 г. — 38%, в 2006 г. — 44% … в 2011 г. — 50%. Как уже было сказано, картина начала меняться после смены власти. Уже в 2013 году количество россиян, относящихся к Грузии «очень» и/или «в основном хорошо» увеличилось до 46% по сравнению с 2012 (41%). Достаточно сказать, что за первые восемь месяцев 2015 года в Грузии побывали почти 643 тысячи россиян, что на 23% выше по сравнению с аналогичным периодом 2014 года. Эксперты рассматривают это как признак улучшения отношений между двумя странами.

И вот эти, с трудом выстроенные, сравнительно ровные отношения рискуют оказаться отравленными. В Тбилиси по возможности попытались сгладить щекотливую ситуацию. Министр иностранных дел Георгий Квирикашвили попытался обелить коллегу, сказав, что не верит, что Хидашели сказала нечто подобное о блокаде Ленинграда. «Это событие тогда было примером героизма для многих представителей народов Советского Союза, это неприкосновенно. Примерами такого героизма должны гордиться все те люди, которые сегодня представляют эти народы как независимые государства», — отметил Квирикашвили. Вероятно, боясь быть обвиненным в чрезмерном потакании и низкопоклонстве перед Россией, Квирикашвили попытался обезопасить тылы, заявив, что России не следует ждать мягких заявлений со стороны представителей власти Грузии, имея в виду последствия российско-грузинской войны 2008 года. Хотя содержание и пафос заявлений двух министров по одной той же теме наглядно свидетельствует о разительном различии мировоззренческих и ценностных ориентиров как в правительстве, так и в самой правящей коалиции. Знаменательно, что злополучное заявление Хидашели осудили некоторые члены коалиции ГМ и часть экспертного сообщества. «Излишняя бравада», «подливание масла в огонь», «некорректный и неприемлемый», «переходящий грань приличия» тон — это оценки представителей ГМ. Отдельные представители ГМ заявили, что воздерживаются от более резкой критики по соображениям политической конъюнктуры, исходя из того, что Республиканская Партия, которую представляет Хидашели, член коалиции, и им вместе выступать на предстоящих парламентских выборах. Они также заявили, что не хотят потакать Карасину и российской стороне в критике Хидашели. Представители ГМ утверждают, что являются сторонниками прагматично-реалистичной политики в отношении России и что хрупкая безопасность Грузии не должна подвергаться дополнительным рискам вследствие таких заявлений. Заявление министра осудило немало людей и в социальных сетях, включая и тех, кто не питает особых чувств к России.

Антироссийские заявления Хидашели, создающие явный диссонанс с официальной позицией правительства Грузии и осторожной риторикой его членов в отношении России, фактически возрождают подходы, господствовавшие при прежней власти. А заявления Хидашели во время ее зарубежных турне фактически один к одному повторяют антироссийские выпады экс-президента Грузии, а ныне главы одесской администрации Михаила Саакашвили. На фоне антироссийских заявлений Хидашели вспоминаются заявления бывшего министра обороны Ираклия Окруашвили в 2006 году о том, что россиянам можно продать не то что некачественное грузинское вино, но даже фекальные массы.

Если говорить о воинственной и антироссийской риторике грузинских официальных лиц, то она пока олицетворяется лишь в одном-единственном члене правительства — министре обороны Тинатин Хидашели. Ответ на вопрос: почему коалиция и правительство ГМ вынуждены терпеть рискованные антироссийские выпады Хидашели? — скорее, следует искать в мощных западных связях Хидашели и ее партии, остающейся фактически единственной прозападной партией в коалиции ГМ. Они являются, пожалуй, главным связующим звеном ГМ с Западом и неким показателем прозападности ГМ. Республиканцы умело пользуются такой выгодной для них конъюнктурой, продвигая своих членов в структуры власти. Тут следует вспомнить и обстоятельства назначения Хидашели министром обороны, которое произошло явно против воли премьер-министра Ираклия Гарибашвили, под нажимом извне. Скорее всего, после того, как Республиканская Партия, относящаяся к наиболее правоверным прозападным партиям, заметно укрепила свои позиции в коалиции, ее представители, и прежде всего министр обороны Хидашели, заметно осмелели, и можно предполагать, что Гарибашвили в некоторой степени потерял контроль над своенравной главой минобороны. Хотя, не исключено, что такие «вольности» со стороны Хидашели согласованы с ГМ и призваны развеять подозрения и сомнения Запада по поводу прозападной ориентации ГМ. Можно сказать, что в этом плане Хидашели на уровне информационно-пропагандистской активности преуспела. Она не скупается на антироссийские и воинственные заявления, в том числе такие, которые направлены на подталкивание Запада к конфликту с Россией в Европе. Например, в своей статье в Wall Street Journal она заявила, что Грузия ждет сигнала от Запада, и этим шагом должно стать предоставление Грузии Плана действий по членству (ПДЧ) в НАТО на предстоящем варшавском саммите альянса. В интервью Washington Times Хидашели подчеркнула, что заканчиваются переговоры с США о поставках в Грузию новой партии вооружения (на днях объявлено о поставках из США в Грузию новой партии обновленных вертолетов «Ирокез»). В Центре Стратегических и Международных Исследований США (CSIS) Хидашели обрушилась с критикой на грузинские политические партии и общественные организации, призывающие к нормализации отношений с Россией и восстановлению с ней дипломатических отношений, заверив аудиторию, что российская пропаганда не найдет опоры в Грузии. По ее словам, на данном этапе между Россией и Грузией сотрудничества нет. «Когда мы встречаемся, мы почти не разговариваем друг с другом», — заявила Хидашели. По ее словам, приглашение России к решению проблемы Сирии будет «слабым и неправильным посланием Запада Кремлю, дающим России зеленый свет на действия на постсоветском пространстве». Между тем, в Грузии, правда, осторожно, но все же слышатся голоса о диверсификации отношений с Россией, в частности, наполнении новым содержанием формата спецпредставителей РФ и Грузии и увеличении частоты этих встреч. Необходимость в налаживании и диверсификации диалога с Россией признают даже такие выраженно прозападные партии, как «Свободные Демократы», возглавляемые экс-министром обороны Ираклием Аласания. Он выступил с предложением включения Германии в российско-грузинский диалог, с учетом особых российско-германских отношений. Хотя, вряд ли эта инициатива найдет позитивный отклик в самой России. Низка вероятность, по крайней мере на данном этапе, что обремененная другими, более весомыми проблемами Германия пойдет на это.

Содержание и пафос дальнейшей риторики министра обороны Грузии в отношении России послужат индикатором того, насколько серьезно восприняли в Тбилиси заявление-предупреждение Карасина.

http://regnum.ru/news/polit/2034770.html

Загрузка...

Comments

comments