Домой АНАЛИТИКА Словно угорь на раскаленной сковороде… Ильхам Алиев занервничал

Словно угорь на раскаленной сковороде… Ильхам Алиев занервничал

ПОДЕЛИТЬСЯ

Словно угорь на раскаленной сковороде…

Ильхам Алиев занервничал

Очередное заседание в правительстве Азербайджана по итогам прошедшего года выявило истинные настроения, царящие в узком кругу верховной власти этой республики. Конечно, внешне, для публики совещание традиционно было обставлено по всем правилам излюбленного в Баку жанра «оптимистической бравады»: придавшие своим фейсам выражение кротости и сосредоточенности министры, подтянутый и строгий президент, на теме «экономических успехов» жестикулирующий ладошкой как Ульянов Владимир, а при упоминании армян и Карабаха, сотрясающий кулачки как Шикльгрубер Адольф. Однако изнанка демонстрируемой картинки совершенно иная и об этом свидетельствуют тематика и стиль речей «тамадирующего» на заседании президента.

Первым делом Алиев посетовал по поводу падения цен на энергоресурсы, наверняка заочно пытаясь повязать все проблемы рушащейся экономики к внешним факторам. И ни слова о десятилетиями проводимой бездарной финансово-экономической политике. Зато по поводу предпринимаемых мер Алиев на похвалы самого себя любимого не скупился. Он клятвенно уверял, что полностью контролирует ситуацию, предпринимает необходимые действия и никоим образом не допустит коллапса экономики. Набор спасательных шагов, озвученных им на совещании, был стандартным: диверсификация ненефтяного экспорта, реструктуризация банковского сектора, открытие новых рабочих мест и т.д. В потугах придать своей программе фактологическую убедительность, президент, как говорится, начал выделывать такие речевые кренделя, что наверняка даже плутоватым министрам стало не по себе. Так, согласно Ильхаму Алиеву, Нефтяной фонд Азербайджана за время прошлого кризисного года полностью сохранил все свои сбережения. Оказывается, трансферты фонда для латания гигантских дыр в бюджете, а также выкачивание валютных активов из того же фонда в банковский сектор не убавили ни грошика из этой общенациональной копилки!? И все это на фоне катастрофического спада нефтяных доходов!? Так за счет чего сохранились все активы фонда? Может для их восстановления и были распроданы 20% золотого запаса Азербайджана? В таком случае, каков смысл перемещать печеньку из одного кармана в другой?

Или вот другой пример. На совещании Алиев в приливе фантазерского вдохновения заявил, что за период 2016г. в стране было открыто целых 100 000 рабочих мест. Для такой индустриальной страны как ФРГ, открытие в кризисный период 100 000 рабочих мест уже равносильно выкарабкиванию из кризиса. Каким образом президент Азербайджана насчитал такую супероптимистичную круглую цифру, если на протяжении всего прошлого года бакинские медиа выдавали информацию о сворачивании деятельности в Азербайджане десятков крупных иностранных компаний и сотен местных предприятий, о сокращении тысяч служащих, и прежде всего из нефтегазового и банковского секторов?

Хотя зачем, спрашивается, удивляться бесцеремонной азербайджанской лжи, если так принято в верховодимой им стране, что источником статистической оценки ситуации является именно воспаленное воображение президента. И лишь после этого статданные перекочевывают из головы «хозяина» на отчетные бумажки министерств, всевозможных служб и комиссий. Но иногда случаются и казусные исключения из правил подобной динамики. Так, недавно в одном из своих выступлений Ильхам Алиев патетично заявил, что в 2017г. в республике ожидается строительный бум, так как государством и частными компаниями в это дело будет вложено ровно 100 000 000 манат. Буквально же на днях замминистра финансов Азербайджана Севиндж Гасанова на вопрос журналистов об ожиданиях в сфере строительства без обиняков разоткровенничалась, что в данной области прогнозируется серьезный спад и сокращение финансирования. Вероятно Севиндж ханум пребывала в неведении касаемо алиевской фантазии, не то и не заикнулась бы о своем пессимистичном прогнозе. Кстати, журналисты же набросились на почтенную ханум с упрекающими статьями, дескать замминистра или вовсе не владеет ситуацией в своем ведомстве, или не ставит ни во что президентский прогноз. Получается, что бедной Гасановой надо было просто подтвердить слова «хозяина», поверив ему на слово, и не заглядывать в реальные документы финансирования строительного сектора, кстати, подписанные самим же Алиевым, и в которых вместо воображаемых 100 000 000 манат фигурируют бубличные дырочки.

Впрочем, вернемся к «тамадированию» президента на заседании кабмина. Изо всех сил пытаясь обходить острые вопросы реального падения уровня заработка населения, инфляции, катастрофического роста цен, тотального ущемления гражданских прав и свобод, и, при этом, по нескольку раз педалируя на тему каких-то аморфных достижений и оптимистических прогнозов, Алиев более походил на угря в раскаленной сковороде. Об этом свидетельствуют употребляемая им фразеология, долгое мусоливание одной и той же мысли, противоречия в доводах, постоянные перескоки с темы на тему и, конечно же, тон заявлений в адрес критиков проводимой им политики.

«Есть некоторые неправительственные организации, которые пытаются очернить нашу деятельность. Мы знаем, откуда они финансируются. Антиазербайджанские кампании, которые они ведут на протяжении многих лет, не дают никаких результатов. На составленные ими рейтинги даже не стоит обращать внимания».

Данный абзац слово в слово был произносим Ильхамом Алиевым с завидной частотой на протяжении многих лет. Однако последнее предложение в некотором смысле является новью. Им Алиев как бы признает урон, наносимый критикой международных правозащитных организаций его авторитету, вместе с тем пытаясь показать невозмутимость. Получается, что тут он противоречит сам себе. Если не стоит обращать внимания на негативные рейтинги, то зачем же, спрашивается, всякий раз со злобой упоминать об их составителях? Совершенно понятно, что в условиях усугубляющегося экономического кризиса «внешние нападки» начинают нервировать президента больше, чем обычно.

«В то же время с различными заявлениями выступают и некоторые местные представители, называющие себя большими экономистами. Это абсолютно бредовые идеи. У нас есть прекрасная пословица: «Те, кто не могут поделить овес двух ослов, собираются учить нас». И опять – «Не стоит обращать на все это внимания. Самое главное — это наше успешное развитие, оценки ведущих международных экономических структур и наша реальность. А реальность такова, что мы с достоинством вышли из кризисной ситуации в 2016г. …».

О какой реальности говорит Алиев? Может той, в которой азербайджанские старики с трудом выковыривают из хилой пенсии гроши на оплату подорожавших коммунальных услуг, насущного хлеба и лекарств? Или о той реальности, в которой Мехрибан ханум щеголяет бесчисленными сумочками от кутюр, каждая из которых стоимостью в добротный автомобиль?

По-видимому то, что на самом деле творится в социальной среде Азербайджана является для Алиева виртуальной реальностью, и на отчаянный ропот снизу президент рекомендует не обращать внимания, а толковые советы искушенных, но независимых экономистов считает бредовыми идеями. Зато с превеликим рвением свидетельствует о каких-то позитивных оценках международных структур, не удосужившись при этом привести хотя бы один конкретный пример. А не приводит пример лишь потому, что во всех без исключения экономических рейтингах черным по белому зафиксировано перспективное скатывание Азербайджана до «мусорного уровня». И еще, здесь опять всплывает противоречие: в предыдущем абзаце Алиев настаивает не обращать внимание на оценки международных организаций, а в последнем советует уверовать в них. Впрочем, явно сдают нервы: отсюда и недодуманность речи.

Однако же наличествует в ней и весьма конкретный посыл, потому-то от нас посоветуем Губаду Ибадоглу и другим независимым азербайджанским экономистам по примеру сталинских времен держать наготове узелки с носочками, мылом, бритвой и сухарями. Думаем, вскоре заинтересуется ими генпрокуратура на предмет сговора с армянами или, на худой конец, торговли анашой.
Несуразность и нервозность в алиевском выступлении проявилась и в отрывках, касающихся Армении с Арцахом.

«Сегодня азербайджанская армия входит в число сильных армий мира как с точки зрения боеспособности, так и технического оснащения. Мы обладаем самым совершенным оружием, имеющим высокую точность и разрушительную силу. Часть продемонстрирована, другая часть не показывалась. Они будут продемонстрированы в нужное время и в нужном месте».

Не будем комментировать набившее оскомину первое предложение: оно совершенно нас не интересует. А вот, что касается последующих строк, тут есть, что высказать.

Демонстрация Арменией приобретенных ею ОТРК «Искандер-М» не на шутку всполошила азербайджанскую власть и общественность. На протяжении всей осени и декабря 2016 г. азербайджанские эмиссары от оборонки успели перерыть весь мировой рынок вооружений, имея целью, по установке Алиева, приобрести что-либо адекватное этому оружию. Ильхам Алиев стремился к закрытию года озвучить конкретное наименование мощнейшей оружейной системы с констатацией факта его покупки. Это сбило бы паническую волну в обществе, хоть частично восстановило бы убывающий авторитет власти в условиях кризиса, и, как ему казалось, приструнило бы Армению. Однако ничего путного из задуманного не вышло. И потому-то в речи по итогам ушедшего 2016 г. Алиев пошел на откровенный подлог. Если оружие имеется в наличии, то вместо того, чтобы коим-то образом показать или вбросить в прессу информацию о конкретном приобретении, как это всегда любят делать в Азербайджане, президент на этот раз попросту солгал о какой-то части вооружения, которое, якобы, ввиду секретности не демонстрировалось. Во всяком случае, на данный момент Азербайджан не обладает арсеналом адекватного «Искандеру» оружия. Однако, чем бы дитя не тешилось… Вероятно, вызванная нервозностью и мандражом такая формулировка возымела действие на зомбированную часть умов азербайджанского общества. Но факт заключается в том, что вот таким вот методом Алиев предпочитает увернуться от явной неудачи. Увертывание и, извиняюсь, фуфлыжничание продолжаются и в последующих отрывках речи.

«Мы в любое время способны решить вопрос военным путем…Отвечая на очередную армянскую военную провокацию, азербайджанская армия перешла в контрнаступление и освободила от оккупации тысячи гектаров земли. Это еще раз показало, что Азербайджан готов к решению армяно-азербайджанского конфликта военным путем. Сейчас на освобожденных территориях ведутся работы по зачистке. Мы предпримем в тех регионах необходимые меры, чтобы наши граждане вернулись туда, и этот процесс уже начинается».

Что привлекает внимание: впервые Алиев упоминает о возвращении на «освобожденные территории» каких-то граждан. Обратите внимание, как внушительно звучат вкупе такие фразы, как «освобожденные земли», «тысячи гектаров», «зачистка на освобожденных территориях», «возвращение граждан в те регионы». Несведущему в хронике апрельских событий иностранцу, либо простому чабану из Исмаиллы, не искушенному в геодезии и картографии, может показаться, что речь идет о территориях размером с Гренландию.

Оказывается, также как в случае с оружием, Алиев планировал по итогам года на заседании кабмина в очередной раз с бравадой объявить о блицкриговском освобождении «Акдере», «Ходжалы», «Ходжавенда», «Ханкенди», «Кяльбаджара» и всяких там «дере», «кендов» и «бейли». Но получилось, как получилось, а в сущности — ноль. И потому опять же из-за мандража и стремления увернуться от реалий, патетичный слог и пафосный тон в речи сохранились, сохранились громогласные глаголы, прилагательные, числительные, существительные, да вот беда, отсутствует какое-либо собственное имя, типа названия района, долины или, на худой конец, деревушки.

И абсурдное упоминание о возврате граждан оказалось в речи не случайно. Дело в том, что за день-два до алиевского выступления, в армянской прессе, усердно читаемой алиевскими спичрайтерами, промелькнул намек о том, что об «освобожденных землях» должны говорить лишь в том случае, когда осуществляется возврат на них населения. По-видимому в азербайджанской власти только-только хватились указанного упущения и решили напомнить президенту сей аргумент, тогда как он решил и на этом сблефовать. Ведь совсем уж непонятно, куда в реальности должны возвратится эти самые азербайджанские граждане? То ли в овражек меж двумя позициями, то ли на самую вершину холма Леле-тепе, то ли непосредственно в окопы Армии Обороны Арцаха…

Вообщем, можно долго разбирать несуразности в речи Ильхама Алиева, более походящей на тост, но и по приведенным коротким примерам затаенная в них истинная суть сводится к следующему: Алиев явно раздражен неудачами на всех направлениях — политическом, экономическом, военном. Ожидания от 2016 г. себя никак не оправдали: блицкриг захлебнулся, не успев начаться, экономика рушится на глазах, массы с трудом получается удержать от социального бунта, внешние критики продолжают с усердием хлестать по щекам. А ведь как мило и комфортно жилось каких-нибудь год-два тому назад: обещаемый тогда победный блицкриг возбуждал воображение масс и заставлял благоговеть перед властью; манат беззаботно играл в догонялки с долларом и евро; а Педро Аграмунт, причмокивая икрой, обещал возбудить всеобщую любовь Запада к Алиевым.

И как тут не раздражаться, как не нервничать, как не городить ложь и не злиться на всех и вся? Тут и волком завоешь, и мелким бесом запляшешь, и угрем на сковороде изовьешься…

Загрузка...

Comments

comments