Домой АНАЛИТИКА У НАС НЕТ ДЕТЕЙ НА ЗАКЛАНИЕ

У НАС НЕТ ДЕТЕЙ НА ЗАКЛАНИЕ

ПОДЕЛИТЬСЯ

В работах историка-геноцидоведа Ваагна Дадряна (США — Канада) есть страницы, посвященные участи армянских детей во время Геноцида. Ученый с использованием различных иностранных источников, в том числе турецких, рассказывает о том, как детей оставляли умирать в пустынях Месопотамии, топили в Черном море и реках, сжигали или живыми закапывали в землю, умертвляли в «бане» горячим паром, отравляли в больницах, убивали дубинками, молотками, топорами, косами… О вышеуказанных злодеяниях турок и курдов свидетельствуют европейские дипломаты. 

ТОЧНОЕ ИЛИ ХОТЯ БЫ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНОЕ КОЛИЧЕСТВО ПОГИБШИХ ДЕТЕЙ УСТАНОВИТЬ СЛОЖНО.Можно однозначно заключить по опыту войн, что основная часть беззащитных, беспомощных детей погибла от голода, болезней и ятагана. Какая-то часть уцелела, причем и без родителей. Сколько их было? Чтобы ответить на этот вопрос, Липарит Азатян проделал огромную работу, изучил множество архивных документов и обобщил свои выводы в книге «Армянские сироты Большого Геноцида», изданной в Лос-Анджелесе в 1995 году.

В книге приводится краткая хронология событий, предшествующих вспышкам армянских погромов в Турции в 1895-1896 гг., в 1909 г. и начиная с 1915 года, когда режим младотурок взялся за полное искоренение армянского элемента. Народ, не имевший в то время государственности, оружия, лишенный большинства призванных в армию мужчин, оказался во власти организовавшего «депортацию» армянского населения турецкого правительства. В караванах, бредущих по Армянскому нагорью в аравийские пустыни, смерть каждый день собирала богатый урожай. Голод, холод, постоянные нападения курдских и прочих банд делали свое дело. И все же когда побежденная Турция вышла в 1918 году из войны и на какое-то время гяуров перестали убивать, развернулась (главным образом благодаря иностранным миссиям) работа по сбору уцелевших армянских сирот.

            Л.Азатян на основе различных материалов прослеживает судьбу сирот, находившихся в различных приютах. На территории Турции тогда скопилось 70 тысяч армянских детей, в Армении — 50 тысяч, в других странах — 30 тысяч. Количество исламизированных детей, по самым скромным меркам, составило 50 тысяч. По мнению ряда исследователей, официальное число в 1,5 млн жертв явно занижено, сам факт уцелевших 200 тысяч сирот свидетельствует о том, что гораздо большее их количество было убито. То есть только детские потери составили порядка полумиллиона, включая исламизированных. А ведь у этих детей были родители, дедушки и бабушки, старшие братья и сестры. Так сколько же их всего в действительности, наших мучеников?!

В КНИГЕ ОТВЕДЕНО МЕСТО УСИЛИЯМ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ТУРЕЦКОЙ (извиняюсь за выражение) интеллигенции, которые пытались облагородить армянской кровью турецкий ген. Журналистка Пелине Шевкет милостиво советует: «Тех, кто мал и не помнит корней, не надо убивать. Правильнее исламизировать». Ей вторит Халите Этип, кстати, дочь исламизированного еврея. Никяр-ханум в мечети на празднике обрезания похваляется, что она спасла для Аллаха 400 малышей. Откуда они брались?

Армин Вегнер пишет: «Когда караван прошел и пыль улеглась, я увидел копошившихся на обочине малых детей. Матери уже не могли их нести и оставили, надеясь, что какая-нибудь милосердная турчанка пожалеет. Некоторые дети действительно так спаслись, но выросли турками, так и не узнав о своем истинном происхождении».

Какая-то часть армянских сирот угодила в турецкие приюты. Когда английская армия в октябре 1918 года вошла в Алеппо, то обнаружила в одном таком доме сирот следующую картину: первоначально там было собрано 3 тысячи детей, но благодаря «заботам» начальника учреждения Назли-бея в живых осталось 50. Всех не извел, потому что тогда приют закрыли бы.

Автор с благодарностью пишет о вкладе Американского комитета помощи на Ближнем Востоке, созданного в 1918 году и спасшего множество сирот, в том числе и в Советской Армении. Упомянуты имена великих гуманисток — Карен Еппе, Альмы Юханссон, Хедвиг Белль, Марии Якобсон и других, заменивших в своих миссиях армянским детям матерей. Карен Еппе покоробило, когда ее назвали армянофилкой. Датчанка сказала на это в свой адрес: «Армянка не может быть армянофилкой… Не надо слов благодарности».

В борьбу с исламизацией сирот включилось множество армян. Они выкупали детей у турок и курдов, платили золотом. Собирателями сирот были фидаины Себастаци Мурад, Кайцак Аракел. Автор приводит мало кому известный факт. Идея вызволения армянских сирот нашла отклик в английском Манчестере. Там тоже собрали денег и вырвали из плена какое-то количество малышей. Так что нашему Генриху Мхитаряну надо забивать и забивать за «Юнайтед», отрабатывая долг…

Среди собирателей сирот Азатян называет имена Рубена Эреяна, Миграна Миграняна, поэта Ваана Текеяна и других. Самый известный из них — Парнак Шишикян из Зейтуна, выкупивший 500 сирот. Если вам доведется побывать в селе Овташат Масисского района, обратите внимание на кладбище на памятник человека в одежде бедуина. Это Парнак, основавший Овташат и похороненный там.

 …В КНИГЕ ЛИПАРИТА АЗАТЯНА ПОЧТИ НЕТ ПРЯМОЙ РЕЧИ ИЗ УСТ ВЫЖИВШИХ СИРОТ. Вместо них — статистика, архивные сведения о приютах разных стран, количестве детей, помощи и сострадании иностранцев и благотворительных организаций. Есть разве что один-два эпизода, рассказанных сиротами. Сюжет одного из них, который можно условно назвать «История Аршалуйс и Айастана», кратко выглядит следующим образом (по рассказу сироты-зейтунца Мисака Парсумяна).

            …Еще  28 марта 1915 года турецкие жандармы погнали из города Зейтуна первый караван армян. Болезни каждый день уносили жизни истощенных людей. Отец Мисака умер от разрыва сердца. Вскоре мужчин отделили и расстреляли, среди них был старший брат Григор. Ночью жандармы и чеченцы подвергли насилию и убили много женщин. При переходе через реку Хапур не умеющие плавать утонули. Мисак выплыл и нашел на том берегу мать и четырехлетнего двоюродного брата Егиа, который позже погиб. Выбившуюся из сил мать жандарм убил. Мисак, вернувшийся проститься, увидел, что вороны уже исклевали ее глаза. Потом жандармы загнали людей в яму и подожгли. Спаслись единицы. Из всего каравана до пустынь дошли 12 женщин и 2 юношей. По пути им как-то пришлось сварить и съесть человеческую ногу. Пили дождевую воду, вылавливая из нее насекомых.

У арабов Мисак поступил в слуги шейху Фейсалу ал-Яври. Тот женил своего пастуха на такой же исламизированной армянке Мариам, выделил отдельную палатку. Они назвали детей не армянскими именами: дочь Хазна и сын Турки. Как-то в Мосуле Мисак встретил зейтунца. Тот сказал, что в Багдаде есть их земляки. Мисак распродал своих овец, верблюда и с семьей подался в 1930 году в Багдад. Там через 15 лет он вернулся в христианскую веру, сочетался в церкви браком с Мариам и крестил детей, назвав их Аршалуйс и Айастан.

Это типичная, далеко не самая жуткая история сироты 1915 года. Не самая жуткая, потому что мальчик выжил. Не утонул, не сгорел, не сошел с ума. Его не съели — бывало и такое. Мальчик оставил с Мариам потомство — Аршалуйс и Айастан. И если перевести имена, то это была та самая Заря над Арменией, которая все-таки взошла и развеяла надежды турок истребить всех армян.

МЫ НИКОГДА НЕ ЗАБУДЕМ О МУКАХ НАШИХ МУЧЕНИКОВ НЕ ПОТОМУ (как считают некоторые кретины), что любим ковыряться в болячках. Нет, мы просто должны помнить, с кем тысячу лет имеем дело и от каких опасных для нас планов они не отказались.

Мы не советники тем, кто хочет дружить с турками. С теми турками, которые отрицают содеянное, а значит, в соответствии с конвенцией продолжают геноцид (скажи мне, кто твой друг). Если кому-то в отношениях с нацией, породившей термин «геноцид» в его современном юридическом смысле, недостаточно армянского урока, пусть учится на своем опыте. Может быть, тогда прозреет и поймет, что в цивилизованном обществе без покаяния в тяжких грехах и расплаты за них делать нечего. Этому учат все религии на свете.

Через 100 с лишним лет после Геноцида у нас нет детей на заклание. Мы выходим на путь построения государства, в котором больше не будет сирот. И с этим придется считаться всем.

Загрузка...

Comments

comments