Домой ОБЩЕСТВО «Как турок он страстно желает уничтожения России»: хроника столетней подрывной войны

«Как турок он страстно желает уничтожения России»: хроника столетней подрывной войны

ПОДЕЛИТЬСЯ

«Как турок он страстно желает уничтожения России»: хроника столетней подрывной войны

События последнего месяца, связанные с обострением российско-турецких взаимоотношений, стали неожиданностью лишь для тех, кто плохо знаком с историей. На протяжении веков Турция реализовывала агрессивные планы в отношении территорий к северу от Черного моря и Кавказских гор, не оставляя попыток к их покорению тем или иным путем. Владислав Мальцев объясняет, кто инспирировал действия турецких властей, которые зачастую шли на конфликт с Россией ради решения чужих геополитических задач. 

Джихад берлинской выделки

Вскоре после объявления войны России, в конце августа 1914 года, кайзер Вильгельм II потребовал от германского Министерства иностранных дел: «Турция должна начинать. Его величество султан должен призвать мусульман в Азии, Индии, Египте, Африке к священной войне».

Военный потенциал турок оценивался в Берлине довольно низко, но султан, носивший титул халифа (главы правоверных), мог объявить джихад странам Антанты и побудить их подданных-мусульман к восстанию. В октябре проект реализации подобных планов под названием «Революционизация исламских областей наших врагов» представил кайзеру востоковед и дипломат Макс фон Оппенхайм, много лет работавший в Египте, Турции и Ираке, и считавший, что турецкий султан-халиф «в борьбе против державы, у которой имеется немало мусульманских подданных, мог бы оказаться ценным союзником».

Совпадение это или нет, но в октябре 1914-го – еще до официального вступления Турции в мировую войну на стороне Германии – турецкие панисламисты начали повсеместно распространять воззвание «Священная война обязательна», где со ссылками на Коран утверждалось, что, поскольку «все мусульмане, без различия национальности и подданства, являются, согласно велениям их религии, братьями и потому должны, под опасением небесной кары, всячески помогать друг другу», теперь «каждый верующий мусульманин должен считать себя воином, ибо настало время освободить мусульманские земли от неверных».

Немецкий дипломат Макс фон Оппенхайм, автор идеи «мусульманского джихада»
тюркоязычных народов против России

Провозглашалась борьба «за освобождение… народов, исповедующих ислам». В число подлежащих освобождению «мусульманских земель» были включены Северный Кавказ, Крым, Дон, Астрахань, Казань и Туркестан. Необходимость в бунте и убийстве иноверцев объяснялась в официальной фетве шейх-уль-ислама (исламского первосвященника) из Стамбула стремлением царского правительства «погасить дивный свет исламской религии».

Религиозная политинформация

Между тем, по официальной статистике, к началу ХХ века только в Кавказском крае действовало около двух тысяч мечетей, что в пять раз больше, чем количество местных православных храмов. Мусульманское духовенство составляло 2% от населения края, а все прочее (православное, протестантское, иудейское, буддийское) – лишь 1%. Контроль властей и полиции за деятельностью мулл практически отсутствовал, чем пользовались иностранные проповедники. Как отмечал в 1913 году в своем «Всеподданнейшем отчете за восемь лет управления Кавказом» генерал-адъютант Илларион Воронцов-Дашков, сплошь и рядом в регионе организация богослужений в мечетях находилась в руках «выходцев из Персии и Турции», которые разжигали среди местных ненависть к своим русским согражданам.

После того как призывы к джихаду из Стамбула (точнее, как скоро станет известно, из Берлина) не увенчались успехом, германские и турецкие пропагандисты начали поиск новых путей для воздействия на российских мусульман. В 1915 году под Берлином – в Вюнсдорфе и Цоссене – создаются образцово-показательные лагеря для военнопленных из последователей веры пророка Мухаммеда (в первом из числа французских пленных, во втором – из российских). В одном из них даже строилась деревянная мечеть в османском стиле.

В лагерях, с целью убеждениях военнопленных татар в необходимости вести войну против России, распространялись номера специально издававшейся газеты «Эль-Джихад», где после дежурных заявлений о притеснении ислама в России и «русских зверств» против мусульман за рубежом размещались призывы «бороться против врагов ислама» вместе с германским кайзером, который (будучи протестантом!) «относится к мусульманам с особой симпатией и хочет освободить их от христианского гнета». Сами немцы рассматривали эту агитацию лишь как средство для создания нового «пушечного мяса» или диверсантов.

Одновременно в Стамбуле создается Комитет по защите прав мусульманских тюркско-татарских народов России, развивших активную деятельность на Западе, пытаясь убедить правительства нейтральных стран в «бедственном положении» последователей ислама в России. В связи с этим предлагалось отторгнуть от России ряд регионов с высокой долей проживания мусульман.

Между этими двумя структурами существовала прямая связь – участник создания в 1916 году в Стокгольме «Лиги наций народов России» Абдуррашид Ибрагим (уроженец Тобольской губернии, из сибирских бухарцев) посещал и берлинские лагеря для военнопленных, где в итоге удалось сформировать «Азиатский батальон», отправленный 1 мая 1916 года в Стамбул, а оттуда – в Ирак на войну с… англичанами.

Издававшаяся в Берлине газета “Эль-Джихад” призывала российских мусульман
к войне против царя

Несмотря на усиленную пропаганду в лагерях, как следует из современных турецких публикаций, из более чем 50 тысяч военнопленных российских татар в коллаборационистский батальон записались лишь полторы тысячи. Большая часть погибла в боях на фронте, перемещавшемся от Фаллуджи и Эр-Рамади до Алеппо. Оставшиеся 120 человек были демобилизованы в 1918 году в Стамбуле.

Турецкий большевизм

Турецкие эмиссары в Европе действовали схожими с большевистскими методами. «Не должно упускаться из виду то обстоятельство, что, пользуясь имеющими место беспорядками [начавшейся революцией], тридцатимиллионное мусульманское население России в это время также проявляет оживление, ведя свою деятельность через участие в Совете рабочих и солдат и другими путями, что могло бы облегчить заключение мира и этим принести пользу Местопребыванию Халифата [турецкому султану-халифу]», – писал 20 мая 1917 года турецкому послу при австро-венгерском императоре Хусейну Хильми-паше консул в Будапеште Ахмед Хикмет. Он предлагал «провести осторожные внушения некоторым из находящихся в Австро-Венгрии и Германии пленных мусульманских офицеров проверенным во время нахождения в плену уроженцам Крыма, Казани, Баку и Гянджи и, заручившись согласием двух союзных [германского и австро-венгерского] правительств, снабдить их необходимыми средствами на дорожные расходы, инсценировать побег и организовать их возвращение в Россию».

Планировался мусульманский вариант знаменитого «пломбированного вагона», на который Турция, впрочем, (в отличие от немцев) не польстилась. «Учитывая вероломство и низость [нежелание сотрудничать], проявленные ранее российскими офицерами из мусульман, находящимися в союзных державах в плену, надежда на их… ревностную и искреннюю нам службу представляется безосновательной», – ответил Хильми-паша. Той же позиции придерживался и великий визирь, министр внутренних дел Турции Талаат-паша.

В конце сентября – начале октября 1919 года последний турецкий султан-халиф Мехмед VI прислал указ о разрешении создать Северо-кавказский эмират вождю горских повстанцев Узун-хаджи, строившему в Чечне шариатское правление, выжигая (в прямом смысле слова) поселения иноверцев. Вскоре Узун-хаджи был разгромлен Красной армией, а халифат в Турции через несколько лет ликвидировал Кемаль Ататюрк.

«Уничтожение России является подвигом фюрера»

Кемалистская Турция сменила вектор идентичности – на место имперского ислама встал тюркский национализм, педалировавший историческую связь турецкого народа с Тураном, выходцы из которого расселились помимо Туркестана в Закавказье, Крыму и Поволжье. Проживавшие там тюркские народы (татары, азербайджанцы и другие) рассматривались как родственные туркам и нуждающиеся в опеке «старшего брата» из Анкары. С началом Второй мировой войны эта политика приобрела совершенно иной размах.

Одно из многочисленных свидетельств сотрудничества Турции и гитлеровской Германии

«Ввиду успехов немцев в России турецкие правительственные круги все больше начинают заниматься судьбой своих соотечественников, находящихся по ту сторону турецко-русской границы, и особенно судьбой азербайджанских тюрков, – сообщал 5 августа 1941 года в Берлин немецкий посол в Турции Франц фон Папен. – В этих кругах, по-видимому, склонны возвратиться к событиям 1918 года и хотят присоединить к себе эту область, особенно ценнейшие бакинские месторождения нефти. Для этой цели образован своего рода комитет экспертов, которому поручается завербовать как внутри страны, среди эмигрантов, переселившихся из-за границы, так и за границей. Что касается восточных тюркских народов помимо Азербайджана, т.е. поволжских тюрков, татар, туркменов и т.д., то теперешние планы турецких правительственных кругов сводятся к объединению этих тюрков в собственное, внешне независимое восточно-тюркское государство, в котором западные тюрки будут, однако, играть решающую политическую и культурную роль «советников».

Прямо вступить в войну с СССР Турция не осмеливалась, но, как заявил 13 мая 1942 года фон Папену посланник главы турецкого Генштаба Мустафы Чакмака, Анкара готова была предоставить возможность выезда в Германию «значительному числу бывших кавказских и особенно азербайджанских офицеров, которые прекрасно знают страну» – то есть советский Кавказ. Но немцам не удалось ни взять Сталинград, ни прорваться через Кавказский хребет, поэтому Турция так и не вступила в войну на ее стороне. Хотя, к этому, как уверяли Третий рейх лидеры Турецкой Республики, ее обязывали и идейные мотивы.

Der Grossmufti von Jerusalem im Gespräch mit Islamischen Freiwilligen. Anlässlich des Id-u Adha, des grossen mohammedanischen Festes, wurde im Haus der Flieger zu Berlin eine Feier der Mohammedanischen Gemeinde veranstaltet, bei der der Grossmufti von Jerusalem das "Islamische Zentral-Institut" eröffnete. Der Grossmufti im Gespräch mit islamischen Freiwilligen die ebenfalls an der Feier teilnahmen. 19.12.42  Presse-Hoffmann

Великий муфтий Иерусалима аль-Хусейни на встрече с бойцами Азербайджанского легиона в Берлине, 19 декабря 1942 года

27 августа 1942 года фон Папен писал в Берлин, посетив турецкого премьер-министра Шюкрю Сараджоглу: «Я спросил его о его точке зрения по русскому вопросу. Премьер-министр ответил, что он хочет дать мне на это ответ и как турок и как премьер-министр. Как турок он страстно желает уничтожения России. Уничтожение России является подвигом фюрера, равный которому может быть совершен раз в столетие; оно является также извечной мечтой турецкого народа… Русская проблема может быть решена Германией только если будет убита по меньшей мере половина всех живущих в России русских, если впредь будут раз и навсегда изъяты из-под русского влияния русифицированные области, населенные национальными меньшинствами, и если эти области будут поставлены на собственные ноги, привлечены к добровольному сотрудничеству с державами оси и воспитаны как враги славянства. Что касается уничтожения значительной части русского человеческого потенциала, то союзники [Германия и ее страны-сателлиты] идут по самому верному пути».

http://cont.ws/post/166051

Загрузка...

Comments

comments