Домой ПОЛИТИКА Нагорно-Карабахская Республика состоялась как государство

Нагорно-Карабахская Республика состоялась как государство

ПОДЕЛИТЬСЯ

Воля карабахцев не может быть проигнорирована

На вопросы ИА REGNUM ответил директор российского Института стран СНГ Константин ЗАТУЛИН.

– Константин Федорович, вы отстаиваете право людей и народов на самоопределение, в том числе Нагорного Карабаха. Состоялась ли его государственность?

— Я высказываюсь на эту тему начиная с 90-х годов и знаю, что мою точку зрения не разделяют в Азербайджане. Но убежден в том, что видел, знаю и чему был свидетелем. Нагорно-Карабахская Республика как государственное образование, конечно, состоялась. Она существует, обладая всеми атрибутами государства. Убеждает в этом даже не столько наличие собственной армии или собственных служб безопасности, а тот факт, что на протяжении всего военного конфликта в Нагорном Карабахе идут демократические процессы, проходят выборы и перевыборы, в большинстве которых начиная с 1994 года я принимал участие как наблюдатель. Это были и президентские выборы, и выборы депутатов парламента. Люди в Нагорном Карабахе не передают власть по наследству, а борются демократическим образом за народное представительство.

Экономика Нагорного Карабаха, несмотря на то что она, конечно, страдает от блокады и других последствий конфликта, даст много очков форы многим так называемым признанным государствам. Потому что люди привыкли и хотят трудиться, есть поддержка со стороны Армении и армянской диаспоры, имеются благоприятные природно-климатические возможности. В этом отношении Нагорный Карабах гораздо более самодостаточное государство, в отличие от целого ряда признанных государств — членов ООН.

Все попытки изобразить Нагорный Карабах как марионеточное государство, «недогосударство» или черную дыру, которые предпринимаются бакинской пропагандой, на мой взгляд, основаны на ревности, горечи от утраты этих территорий и досаде от проигрышей в военных столкновениях 90-х годов. Но объективную реальность они не отражают. И я уверен, что без конечного слова Нагорно-Карабахской Республики никакое урегулирование конфликта невозможно. Армения, безусловно, оказывает серьезную поддержку Нагорному Карабаху, но еще вопрос, кто больше оказывает влияния на внутреннюю жизнь — Армения на Нагорный Карабах или Нагорный Карабах на Армению. Как мы знаем, в армянском обществе по этому поводу существует масса различных мнений.

— Как вы считаете, мирное решение карабахского конфликта возможно? Или это неразрешимый узел?

— Гордиев узел в истории уже был. Александр Македонский справился с задачей и разрубил его. Вопрос — в способе и издержках. Я уверен, что карабахское урегулирование, переход к спокойной жизни, достижение статус-кво возможно.

В основе событий 80-х-90-х годов была воля Нагорного Карабаха к воссоединению с Арменией или к самоопределению на иной основе, но никак не в составе Азербайджана. И эта воля доминирует и сегодня, она является основой всех вариантов и моделей урегулирования. Она не может быть проигнорирована. Проявленная воля карабахцев к самоопределению Нагорного Карабаха прошла через испытания и одержала верх в кровавом конфликте 1989-1994 годов.

С военной точки зрения очевидно, что занятые армянскими силами горные высоты позволяют сегодня республике быть относительно спокойной за сохранность территории самого Нагорного Карабаха. И как показала недавняя военная авантюра в апреле нынешнего года, любое наступление не достигнет существенных результатов. Даже в условиях обновления арсенала вооружений, перегруппировки, переподготовки и других действий.

На мой взгляд, альтернативы мирному решению нет, есть пакет предложений, и я его много раз представлял. Я считаю, что любой здравомыслящий политик должен исходить из сегодняшних реалий: независимость Нагорного Карабаха достигнута, она состоялась. Вопрос признания, конечно, важный вопрос, но он не является обязательным условием существования. Мне кажется, конечная формула урегулирования должна учитывать следующие обстоятельства: первое — это независимость Нагорного Карабаха, второе — возвращение большинства из азербайджанских районов, составляющих сегодня так называемый пояс безопасности. Конечно, дискуссионным вопросом остается судьба Лачинского и Кельбаджарского коридоров, которые прежде не входили в состав НКР, но являются сегодня гарантами безопасности армянского населения, так как связывают Нагорный Карабах с Арменией. Вот это – схематичный вариант компромисса.

— Но почему на протяжении стольких лет этот компромисс не достигнут?

— Потому что, во-первых, нет доверия между сторонами конфликта, и события в апреле это недоверие только усугубили. Потому что азербайджанская сторона, которая чувствует себя ущемленной результатами войны 1994 года, не потеряла надежды, что удастся или военным путем, или в результате военного и дипломатического шантажа заставить Нагорный Карабах и Армению фактически капитулировать, отказавшись от идеи независимости Нагорного Карабаха. Я думаю, что трезвые азербайджанские политики хорошо понимают, что Нагорный Карабах — отрезанный ломоть, но по внутриполитическим обстоятельствам признать этого не хотят, не могут и не собираются. Отсюда тупик в переговорах. Армянская позиция более гибкая, хотя она также не свободна от внутриполитических обстоятельств, и недавние события в Армении тому подтверждение.

Вопрос уступок территорий, в том числе тех, которые были заняты в результате военных действий, достаточно острый. Вопрос компромисса стал поводом для отставки первого президента Армении Левона Тер-Петросяна. Его предложения в армянском обществе отклика не нашли, их сочли капитулянтскими и даже предательскими. Существует еще и другой уровень недоверия — нет полного доверия между сопредседателями Минской группы – РФ, США и Франции. Хотя казалось бы, что именно в карабахском вопросе позиции этих стран близки как никогда — они не являются сторонниками военного решения, для них абсолютный императив — отказ от применения силы и продолжение переговорного процесса. Вместе с тем Баку постоянно заявляет о своей готовности решить проблему силой. На самом деле Азербайджан блефует, потому что всем понятно, что его сегодняшние экономические возможности, нефтяная и газовая подушка, уязвимы. Бросить все на чашу серьезной масштабной войны, которая неминуемо приведет к вмешательству внешних сил, будет самоубийственно, в том числе и для политического режима на Апшероне. Тем не менее в Азербайджане сами себя заводят в тупик военной риторикой и военными приготовлениями.

Мирное урегулирование сделает выгодоприобретателями обе стороны. Одна сторона получит подтверждение и признание независимости, другая — территории. Мне кажется, что такой рецепт урегулирования в создавшейся политико-психологической обстановке может быть продиктован великими державами. Конфликтующие стороны понимают, что компромисс именно в этом и состоит, но не готовы по внутриполитическим причинам с этим согласиться.

Безусловно, дестабилизирующим фактором в этом конфликте выступает интерес Турции, которая пошла на поводу у Азербайджана в случае с армяно-турецкими протоколами. Эта история породила иллюзию у азербайджанских властей, что они могут манипулировать Турцией: ведь за армяно-турецкими протоколами стояли все сильные мира сего. После Азербайджан сосредоточился на России, думая, что Москва – наиболее податливое звено и можно будет повлиять на мнение руководства страны. Эти усилия предпринимаются и сегодня: есть отдельные успехи, к которым я отношу и мою отставку с поста первого заместителя главы Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками в 2011 г. В 2010 году я был объявлен персоной нон грата в Азербайджане.

Россия понимает проблематику и всю ответственность карабахского урегулирования. Придерживаясь приоритетных союзнических отношений с Ереваном, она пытается поддерживать хорошие отношения с Баку. Россия не только удерживает Азербайджан от сползания в антироссийский фронт, но и исходит из того, что хорошие отношения с Азербайджаном выгодны в конечном счете не только ему самому и России, но и Армении, ибо удерживают Апшерон от опрометчивых шагов. К сожалению, эта логика России подверглась испытанию в апреле, когда на фоне резкого ухудшения российско-турецких отношений Азербайджан решился на военную авантюру.

Как известно, Россию в Армении сейчас критикуют за то, что своими военными поставками она вскружила «ястребам» в Азербайджане голову. Возможно, баланс действительно был нарушен. Но следует подчеркнуть, что полную ответственность за происшедшее в апреле несет не Россия, а Азербайджан. Россия сделала выводы, во-первых, заставив остановить боевые действия, а во-вторых, объявив публично о военных поставках в Армению. Кстати, совсем на других, по сути, бесплатных условиях. Сегодня президент России прилагает активные усилия к тому, чтобы сдвинуть карабахское урегулирование с мертвой точки.

Возвращение Крыма — успешный пример того, как миллионы людей, на протяжении 23 лет стремящихся в Россию, осуществили свою мечту. Мне кажется, что людям, живущим в Армении и переживающим за Нагорный Карабах, это должно быть понятно лучше, чем кому-либо другому. Кстати, референдум и возвращение Крыма в Россию стало поводом для праздничного митинга в Степанакерте. Очень надеюсь, что увижу, как Приднестровье и Нагорный Карабах обретут свою международную правосубъектность.

 

Источник

Загрузка...

Comments

comments