Домой В МИРЕ Сергей Лавров: “Нагорный Карабах должен быть участником переговорного процесса”

Сергей Лавров: “Нагорный Карабах должен быть участником переговорного процесса”

ПОДЕЛИТЬСЯ
Russia Lavrov

Сергей Лавров: “Нагорный Карабах должен быть участником переговорного процесса”

Об этом министр иностранных дел России сказал корреспонденту «Нового времени»`Армен ХАНБАБЯН, собкор «НВ» в Москве

Минувший вторник стал для российских и аккредитованных в Москве иностранных журналистов «Днем Лаврова». Министр иностранных дел России провел большую пресс-конференцию, посвященную внешнеполитическим итогам прошедшего года, а вечером устроил прием для зарубежных «акул пера».

На пресс-конференцию собралось огромное количество пишущей и снимающей братии, в зале яблоку негде было упасть. Представители ведущих мировых информагентств, телеканалов и газет пришли с раннего утра и покорно мерзли на ветру под стенами МИДа, дожидаясь, когда начнут пропускать внутрь. И при этом считали, что им крупно повезло: ведь такая пресс-конференция бывает лишь раз в год, а прошедший год стал к тому же особенным. Россия оказалась в эпицентре важнейших глобальных процессов, роль Москвы в международной политике неизмеримо возросла. Поэтому моя надежда задать вопрос министру быстро рассеялась, хотя продлилась пресс-конференция на час дольше заявленного, и под конец Сергей Лавров стал поглядывать на часы и намекать, что «сильно мы с вами тут подзадержались». То, что я со своим вопросом «пролетел», стало совершенно ясно после того, как ведущая мероприятие пресс-секретарь МИД России Мария Захарова предоставила слово коллеге с нашего первого телеканала. Понятно же, что двум представителям Армении задать вопрос не дадут, особенно если учесть, что после этого надо и об азербайджанцах вспомнить, а времени нет совершенно. Я даже руку перестал тянуть. Кстати, вопрос нашего тележурналиста был по делу. Правда ли, спросил он, что существует некий «план Лаврова», предусматривающий какие-то новые элементы в процессе карабахского урегулирования? Министр ответил, что ничего такого нет. В сейфе председателя ОБСЕ хранятся должным образом оформленные посреднические предложения, которые были внесены сопредседателями Минской группы за долгие годы миротворчества. Это – единственные бумаги, которые можно назвать документами. Однако пока, как известно, ни одно из предложений сторонами конфликта не принято, и практических решений нет, ибо переговоры ведутся по принципу «ничто не согласовано, пока все не согласовано». «У меня, – сказал Лавров, – состоялось несколько встреч с моим коллегой из Армении, с коллегой из Азербайджана, мы все это обсуждаем с сопредседателями от США и от Франции». Словом, консультации продолжаются, и пока ничего не изменилось. Так на информационном поле была «убита» очередная популярная «утка».
В ходе пресс-конференции глава российской дипломатии говорил об инклюзивности любых переговорных процессов, в которых, по его словам, непременно должны участвовать все стороны и заинтересованные персоналии. Речь шла о процессе внутрисирийского примирения и о том, что некоторые страны хотят видеть за столом переговоров далеко не всех участников сирийской войны – например, считают, что можно бы обойтись без президента Башара Асада. Но какие могут быть переговоры без законного руководителя страны?! «Ага! – подумал я. – Раз уж не удалось задать заранее подготовленный вопрос, пойдем другим путем. Дождемся вечернего приема, который Сергей Лавров дает для иностранных журналистов. И вот тогда…». Ведь, полагаю, всем ясно, какие ассоциации породили слова Лаврова об «инклюзивности любых переговоров и миротворческих усилий».
Настал вечер, и прием, на который тоже явилась масса народу, начался неожиданно. Во-первых, среди приглашенных был сразу замечен глава Центризбиркома РФ Владимир Чуров, что само по себе показалось неожиданным. Ситуация прояснилась, когда объявили, что будет проводиться лотерея, и г-н Чуров, хорошо известный своей легендарной непредвзятостью, профессиональным оком проследит за транспарентностью процесса. Разыгрывались три приза: право весь год иметь свое неприкосновенное место на брифингах Марии Захаровой (это важно, если учесть, что и там опоздавшим приходится стоять по углам), право взять в течение года интервью у кого-либо из руководителей МИД, и, наконец, возможность провести интервью с самим министром. В лотерейный барабан набросали бумажек с именами присутствующих. Выбранные «методом тыка» и дрожащие от ответственности трое несчастных коллег, зажмурившись и даже отвернувшись для вящей объективности, трижды запускали свои руки в барабан. Право сидеть на персональном стуле досталось дуайену корреспондентского корпуса, сирийскому журналисту почтенного возраста. Его, надо сказать, и так без места на брифингах никогда не оставляли. В ответ польщенный сириец подарил Лаврову довольно большую статуэтку петуха, заверив при этом, что по зороастрийскому календарю именно петух является тотемом министра. Все загыгыкали, а сам министр, вертя в руках странную фигурку, с недоверчивым видом попросил предоставить ему полный расклад зороастрийского летоисчисления, поскольку сам про себя он точно знает, что по восточному календарю является тигром. Это, впрочем, ладно. Но вот то, что лакомые права на интервью в результате получили представители BBC и CNN… «Однако! – зашумел народ. – Это какое-то низкопоклонство получается, сплошное потакание евроатлантизму!». «Ничего подобного! – сразу нашелся глава Центризбиркома. – Это лишь свидетельствует, что с таким уровнем прозрачности и непредвзятости я вполне мог бы успешно провести и выборы президента Соединенных Штатов!».
Наконец, преодолев сопротивление вязкой массы многочисленных коллег, мне удалось с бокалом в руке пробиться к Сергею Лаврову. В бокале, надо сказать, был сок – неуместно, подумалось мне, беседовать с министром, дыша парами даже самого изысканного алкоголя. Представившись, я сказал: «Сергей Викторович! Вот Вы сегодня так содержательно и убедительно говорили о принципе инклюзивности в переговорных процессах. А ведь есть один конфликт, возможно, единственный в мире, переговоры вокруг которого проходят без…». – «Да, Нагорный Карабах должен быть участником переговоров, – сразу отреагировал руководитель российского МИД, не дав мне договорить. – Я всегда это говорил – Карабах должен участвовать в переговорах». Продолжать не имело смысла, поэтому с участием одного из украинских коллег еще немного поговорили о ситуации на Донбассе, которая в некоторой степени напоминает карабахскую историю. И там, кстати, никто не оспаривает право и необходимость участия в переговорах представителей Донецкой и Луганской республик. Да они и участвуют – с самого начала минского (опять же минского!) процесса.
Возвращаясь поздним вечером домой, я думал о том, что Сергей Лавров никогда не сказал бы мне то, что сказал, если бы это не было общим подходом стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Так что стремление Баку не допускать Степанакерт к переговорам и таким образом представлять Армению «оккупантом» никакого понимания международного сообщества не находит. Приятно было лично в этом убедиться. И единственное, о чем я жалел, – так это о том, что мне не удалось задать свой вопрос на пресс-конференции, в прямом эфире, чтобы ответ министра прозвучал на весь мир.

 

Загрузка...

Comments

comments